14:03 

Sannur
Все будет хорошо.
Наверно, что-то сломалось в небе,
Не задавай мне немых вопросов…
(Ночные снайперы. «9,5»)

Алиса не ходит в школу,
Алиса любит спать…
Бай-бай, Алиса!
(Ранетки. «Алиса»)
Ветки еле слышно похрустывали под его шагами. Он был босой, худой, светлокожий и светловолосый, длиннющие волосы надо лбом перехвачены кожаным шнурком, на запястье – кожаный же шнурок, увешанный разномастными и разноцветными бусинами. На губах играла рассеянная мягкая улыбка чеширского кота, поперек носа, сходя на скулу, тянулась длинная царапина, и ресницы у него тоже были светлые, размахренные, длиннющие. Он легко, как кошка, перепрыгнул торчащую корягу, хихикнул, отгибая ветку, и вынырнул из зарослей к реке. Растянулся на горячем от солнца песке, слушая журчание, закрыл глаза рукой и уснул – мгновенно и легко.
Проснулся оттого, что кто-то старательно теребил его за плечо.
- Простите, – сказал девчоночий голос. – Вы мне не скажете, где я сейчас нахожусь?
Он приоткрыл длинный желто-зелено-карий глаз, и, подавившись ответом, уселся на песке. Светлая клетчатая юбка до колен, белые сандалии, светлая блузка. Невообразимый костюмчик для данной местности.
- Пф… ты откуда взялась?
- Из дома, – туманно пояснила девчонка, покачивая в руках серебристую сумку, сверкающую многочисленными замками-молниями.
- А где твой дом?
- Вот это я и пытаюсь выяснить, – тряхнула она светлой челкой. – Так где я нахожусь?
- В Керрене. Это страна так называется, – уточнил он.
- Нет такой страны!
- Да как же нет, когда вот она?
- Это все, конечно, очень смешно, – раздраженно заявила гостья. – Но может, вы мне все-таки скажете, куда идти, чтобы выйти отсюда к воротам этого чертового парка или сколько километров он там тянется?
- Пошли, – буркнул он, поднимаясь на ноги.
- Далеко?
- Да нет, не слишком.
До дороги и впрямь было недолго. А потом она просто обомлела, глядя на донжон королевского замка, сглотнула и очень вежливо спросила:
- Я, наверное, сплю, да?
- Не думаю. Так откуда ты взялась, а?
- Э… ну… я?
- Пойдем. Выпьем чаю и вообще. А ты пока расскажешь.
Она то ли фыркнула, то ли хрюкнула, когда он ловко слепил из воздуха две чашечки и чайник, плюхнулся на песок и протянул ей полную чашку.
- И это можно пить? – с подозрением спросила она.
- Да, да, конечно! – бодро закивал он. – А что, в вашем мире не в ходу магия?
- Совсем не в ходу, – согласилась она, отпила чай. – А вкусно…
- Ужасно рад, что тебе понравилось. А теперь – как тебя зовут?
- Алиса.
- Красивое имя, – вежливо заметил он. – Так откуда, говоришь, ты взялась?
- Я не говорила. Я срезала дорогу через парк. Свернула на какую-то тропинку, и… вот. А как зовут вас?
- Тебя. Лучше на «ты». Керрен. Для друзей просто Кот.
- Кот?
- Ага. Чеширский. А ты же мне друг, правда? – лукаво сияюще улыбнулся он.
- Да. Я думаю, да. А что мне теперь делать?
- Что делать… надо найти грамотного прорицателя, а он скажет, как тебе вернуться домой.
- А где его искать?
- Где-нибудь да найдется! Идем, Алиса? – он вскочил на ноги, протягивая ей руку и чуть ли не пританцовывая от нетерпения.
- А разве тебе не нужно предупредить кого-нибудь и вообще?
- Не-а. Пойдем! Хочешь, дай мне свою сумку. Она тяжелая?
- Да нет. Там карты, расческа, телефон, ключи, ну и блокнот с ручкой.
- Карты? – весело спросил он, шагая рядом. – Как интересно… ты любишь играть в карты?
- Обожаю.
- Пойдем в город. Я хочу есть, да и про прорицателя спросить надо.
- А разве ты не можешь наколдовать еду?
- Могу. Но так интересней. Правда, Алиса?
Она засмеялась.
- Да!
Он мотнул головой, откидывая назад светлые волосы. У нее волосы тоже были светлые, и он с любопытством спросил:
- У тебя в семье у кого светлые волосы?
- Ни у кого. Я их крашу.
- Да? А можно? – удивился он.
- Можно. Только парни этого обычно не делают, да и вообще… у нас светлые волосы считаются красивыми, эффектными…
- Ой, как интересно! – восхитился он.
Как раз в этот момент они прошли городские ворота, и почти сразу же вошли на огромный базар. Он ловко скользил между людьми, и за руку тянул ее за собой, и это было так интересно, так весело, так головокружительно забавно… он сунул ей огромное ярко-красное яблоко и крикнул:
- Бежим!
Она сорвалась с места, кинувшись за ним, только каблучки застучали, так они и вылетели с базара, с хохотом свернули в какой-то переулок и он впился зубами в свое яблоко, искоса лукаво и радостно поглядывая на нее.
- Что это было, Кот?
- Мы просто стащили пару яблок, Алиса. Их хозяин от этого не обеднеет… правда, весело?
- Да!
- Идем, Алиса. Сейчас будет самое интересное.
- А что?
- У, сейчас поедет королева. Пойдем, посмотрим?
- Пойдем! – согласилась она.
Королева и впрямь ехала – пышный, сногсшибательно пышный, яркий поезд из рыцарей и дам, и сама королева в центре – прехорошенькая, только нос был длинноват… она остановила коня так резко, что Алиса даже вздрогнула.
- Здравствуй, Керрен.
- Здравствуйте, королева, – весело сказал он.
- Тебя давно не было видно.
- Может быть. У меня были дела.
- Садись на коня.
- Боюсь, не могу, королева. Я не один. Со мной – Алиса.
- Алиса? – королева сдвинула брови. – Тогда я все равно тебя жду в замке к вечеру.
Она проехала рядом, и Алиса выпалила:
- Ты и с королевой знаком?
- Ну да, – согласился он. – Пойдем? Нам нужно до вечера дойти до замка, а он у-у-у, как далеко. Ты не устала, Алиса?
- Нет.
- Тогда пойдем. Давай руку.
- Кот…
- Мр-р-р?
- А почему она зовет тебя по имени?
- Не знаю, – беспечно сказал он. – Может, потому что я не предлагал ей звать меня Котом?
- А почему?
- Потому что она королева, Алиса.
Она примолкла, да и он больше не пытался завести разговор. Кажется, его покинуло хорошее настроение.
Так и дошли до замка. Здесь его знали, и знали неплохо. Во всяком случае, здоровались все, а каждый третий называл Котом. Вот только, стоило им предстать пред светлые очи королевы, как он мгновенно превратился в Керрена. О чем-то тихо весело дерзко болтал с ней, мотая светловолосой головой, до тех пор, пока Алиса робко не шепнула:
- Кот…
И королева взвилась.
- Кот?! Кот? Она тебя так называет, а мне ты запрещаешь?
- Ваше величество…
- Стража! – резко коротко крикнула она. Отвесила ему слепящую пощечину, Алиса вскрикнула, он рванулся, выворачивая локти из рук налетевших стражников, коротко звонко хлопнул в ладоши, схватил Алису за руку и пошел вперед – а перед ним несокрушимой стеной трепетали тоненькие игральные карты, танцующие веселым ярким щитом. Так и вышли из замка, не остановленные никем.
- У нее нет магов? – наконец, осторожно спросила Алиса.
- Каждый второй. Боятся задеть.
- Не понимаю.
- Ну, боятся меня задеть. Потом казнит и все. Я у нее в ба-а-альшом фаворе.
- А чего ж ты сбежал тогда?
- Больше ценить будет, – весело сказал он.
- Куда теперь, Кот?
- Теперь… а я и не знаю. Давай поищем прорицателя. Это можно узнать.
Он рассеянно потер оцарапанную щеку.
- Тебя все-таки кто-то задел?
- Ага. Ветка за полчаса до нашего знакомства.
Алиса хихикнула. Машинально поправила прядь его волос, выбившуюся на щеку, и он одобрительно по-кошачьи мурлыкнул. Тряхнул светлой головой.
- Эй, Кот!
- Мр… привет!
Он склонил голову набок, широко улыбаясь. Алиса с любопытством посмотрела на долговязого черноволосого незнакомца, одетого на редкость пестро – кажется, у него вся одежда была из разноцветных лоскутков, как шутовской костюм. Впрочем, была еще и шляпа, почему-то приходящаяся как нельзя кстати, с огромным бледно-голубым пером, покачивающимся у смуглой щеки. Алиса мотнула головой, отбрасывая с глаз светлую челку. Шляпа вспорхнула в воздух, едва не коснувшись пером дороги, когда незнакомец стремительно склонился в поклоне:
- Здравствуйте, прекрасная дама… а что вы делаете с этим шалопаем, а?
- Не трогай ребенка, – серьезно сказал Кот. – Она вообще из другого мира, не маши на нее своей мухобойкой.
- Что?! Это, между прочим, лучшее перо королевской индюшатницы! Сам ты мухобойка! Кстати говоря… а как тебя зовут?
- Алиса.
- Очень милое имя. Так вот, Алиса, а он тебе уже сказал, чем отличается наш мир от всех прочих?
- Нет. Чем же?
- Тем, что у нас есть все! Все то, о чем в других мирах мечтают… видишь ли, наш мир обладает способностью проецировать… м-м-м… мечты. Правда, часто в весьма извращенной форме.
- Например?
- М-м-м.… О! Кот! Живой пример!
- В каком смысле?
- Покажи ей!
- Пожалуйста, – пожал он хрупкими плечами, прогнулся всем телом – и на месте человека через мгновение уже сидел пепельно-золотистый пушистый кот, ухмыляясь, внимательно глядящий на Алису.
- Ой! – восхитилась девушка и плюхнулась на колени в пыль, принявшись чесать Кота за ушком. Тот блаженно урчал, терся о ее руку и не протестовал.
- Ты оборзел.
- Отстань, не мешай балдеть… - пробормотал Кот, прогибаясь в спине.
Алиса засмеялась и подхватила его на руки.
- Обожаю кошек!
- А ничего, что он в обычной форме как бы человек?
- А, фигня! – она бодро махнула рукой. – Ну что, пошли искать прорицателя? Где они тут у вас ищутся?
- Мр-р-р… Алиса, я посплю пока?
- Спи, спи, хороший мой… э… а как тебя зовут?
- Шут, – беспечно ответил ее новый знакомый.
- А имя?
- Просто Шут. У королевских Шутов нет имени.
- Кстати, она тебя не хватится? – приоткрыл Кот один глаз.
- Может и хватиться. Она пообещала меня казнить.
- Мр-р-р… за что?!! Это мое дело – доводить ее до белого каления!!!
- Ой-ей-ей, напугал… ну, она спросила, что я думаю о ее новой прическе, и я нечаянно ответил правду.
Алиса и Кот хором расхохотались.
- А что? Она застигла меня врасплох! – плаксиво возмутился Шут. – Кстати, о предсказателях – кто-нибудь хочет мороженого? Тут было очаровательное кафе, с розочками и глиняными чашечками.
- Деньги есть? – по-деловому подошел к вопросу Кот.
- Есть, есть, пришлось стащить из казны свое жалованье за последние восемьсот лет…

- Бедная девочка. Понятия не имеет, во что влипла.
- Ты ей расскажешь?
- Почему всегда я?
- А иначе все получится как в прошлый раз.
- М… ты с тех пор так с королевой и не помирился?
- Помирился ровно настолько, чтобы она не приказывала меня казнить чаще чем раз в день.
- И как, до сих не казнила?
- Ох, кажется нет… проверь.
- Дай волосы.
- Ай-юй-у-у-у-у… ты чего дергаешь, псих??
- Голова держится. Значит, не казнила.
- Придурок.
- А ты не ори. Алиса спит.
- Хм. Своими бы руками прибил кое-кого.
- Кого?
- Чарльза Доджсона.
- Хочешь сказать – Льюиса Кэрролла?
- Ну конечно. Если бы он не написал ту, первую «Алису»…
- То нас бы сейчас не было.
- То Алиса, для которой это было написано, не выдумала бы нас.
- Он же ничего такого не хотел.
- Ага. Только он не рассчитал, что девочка вырастет, и ей захочется прекрасного принца.
- Ой, какие комплименты!
- Я же не виноват, что она больше всего любила Чеширского кота. И получился ты.
- А потом королеве Алисе из Зазеркалья захотелось шута, потому что у каждой королевы есть свой придворный шут.
- Угу.
- Кто же виноват?
- Мы. Почему ты не вышвырнул ее обратно в ее мир? А сейчас уже поздно. Новая Алиса вросла в сказку.
- Ты знаешь, а что, если это – судьба? Алисы к нам так долго не приходили… дети перестали верить в сказки. А ведь с каждой новой Алисой все меняется. И мы тоже. Чеширский кот и Шут становятся такими, какими увидела их Алиса, читая сказку.
- А что, если эта Алиса не любила Чеширского кота? Керрен?
Кот тихо засмеялся.
- Значит, Страны Чудес больше не будет. Для той, первой, Алисы, Чеширский кот был главным персонажем. У меня даже имя такое же, как название нашего мира.
- Вот именно. А если ты умрешь? Или она тебя сотрет?
- Глупости. Еще ни одна этого не сделала.
- А если ты умрешь?
- У кошек девять жизней.
- А сколько у тебя осталось с прошлых Алис?
- Три… кажется.
- Ладно уж. Пусть спит.
- А завтра мы двинемся в путь. Как всегда.
- Как всегда, – эхом отозвался Шут. – Давай, превращайся. Я хочу спать.
Керрен, качнувшись на носках, превратился в кота, запрыгнул к нему на колени, свернулся клубком и уснул. И Шут, рассеянно гладя его по спине, прикорнул, сидя.

Алиса, покачивая сумкой, шла между ними. Кажется, она уже забыла о своем намерении как можно скорее вернуться домой, и теперь только широко раскрытыми глазами смотрела на удивительный мир вокруг. Кот рассеянно что-то мурлыкал под нос, ветер плескал длинные светло-золотые от солнца волосы, постоянно путая их с длиннющим голубым пером Шута, отчего приходилось останавливаться и отцеплять Кота от шляпы. Впрочем, им это нравилось. Алиса грызла яблоко, которое Кот стащил для нее на рынке.
- …более подходящую. Что скажешь? Алиса, ты меня слышишь?
- Прости, я задумалась. Что ты говоришь?
- Нужно найти тебе более практичную одежду, – терпеливо повторил Шут.
- Угу. Послушай, а почему ты такой серьезный, когда ты Шут?
Кот и Шут обменялись тревожными взглядами – стало быть, Алиса совершенно точно изменит Страну Чудес, если станет той самой Алисой. Она уже начала задавать вопросы типа «а почему так, а не иначе?».
- Потому что когда постоянно веселишь других, не слишком хочется веселиться самому.
- Понятно.
- Алиса, а в твоем мире ты любила в сказке Чеширского кота, а?
- Это был мой любимый персонаж. А откуда ты знаешь?
- Секрет! – Кот торжествующе покосился на Шута. – Хочешь, наколдую тебе штаны и рубашку?
- Хочу!
- Мужскую!
- Ага!
- И заколку для волос!
- Давай!
Переодевшись, она стала похожа на хорошенького растрепанного мальчишку.
- Здравствуй, Алиса! – вдруг пискнул тоненький голос у дороги. – Ты ведь Алиса, правда?
- Кто это? – испугалась Алиса.
- Цветы, – рассмеялся Кот. – С тобой хотят поболтать цветы. И правильно, скучают себе целый день у дороги – когда кто остановится поболтать!
Она опустилась на колени у дороги, глядя на поспешно прихорашивающуюся крупную Голубую Ромашку.
- Здравствуй, Алиса! – подхватили росшие рядом другие ромашки – всех цветов радуги.
- Здравствуйте, – осторожно ответила Алиса. – Извините, я совершенно не знаю, как разговаривать с цветами… у вас есть имена?
- Ах, да-да… - согласилась Голубая Ромашка. – Я, к примеру, Русская Голубая Ромашка, а вот это – Ромашка Полевая, а это Розовая Ромашка, а это…
Алису спас Кот. Присев рядом на корточки, он пощекотал голубую ромашку, отчего та польщенно захихикала. Шут, недолго думая, плюхнулся в пыль рядом, не жалея яркого костюма, и тут же принялся о чем-то шептаться с Ярко-Зеленой Королевской Ромашкой. Кажется, они были старыми друзьями, потому что хихикали и сплетничали, как кумушки на рынке. Кот же, превратившись в обычного кота, сонно нежился в солнечном луче, время от времени шипя на шалящие цветы, которые норовили щелкнуть его по носу кончиками листьев. И Алиса, смеясь, легонько щелкала их по листьям, чтобы они не трогали мурчащего Кота.

- …и представь, дорогая, явился в замок с какой-то девчонкой, Алисой!
- Какое красивое имя… послушай, а разве тебя не так звали, пока ты не стала королевой?
Она замерла. И медленно поставила на стол чашку.
- Алиса… ну конечно! Алиса! Кот! Шут!

- Алиса, вставай! – закричал Кот, превращаясь в человека. На горизонте росло облако пыли. Шут, глянув поверх его плеча, тоже вскочил на ноги, схватил девушку за руку:
- Бежим!
- Что это? – на бегу спросила Алиса.
- Королевский разъезд. Отряд Черных Рыцарей, – бросил на бегу Кот, хватая ее за другую руку – и подхватили, полетели вперед так, что Алиса, цепляясь за них, едва касалась ногами земли.
- Кот! Я не могу… так быстро!
- Можешь! – крикнул в ответ Шут, и, кажется, бросился вперед еще быстрее. Так они летели до поворота, свернув за который, кинулись в придорожный куст, Алиса приземлилась прямо на спину возмущенно охнувшему Коту, рядом плюхнулся Шут, и прижал палец к губам. Алиса замерла. Кот, кажется, вообще не дышал. Отряд в облаке пыли промчался мимо – молчаливые громады всадников в странных громоздких шлемах, напоминающих головы шахматных коней.
- Это за нами? – шепотом выдохнула Алиса, когда разъезд скрылся за следующим поворотом.
- За мной, – пожал плечами Шут.
- Или за мной, – ухмыльнулся Кот.
Алиса взяла их обоих под руки:
- Ну, значит, и за мной.
Кот рассмеялся:
- А кстати, куда мы идем?
- В соседний город. Заодно Алиса посмотрит наш мир. А прорицатели найдутся и там, – фыркнул Шут.
- Что, так просто? – спросила Алиса. – А как же королева, и вам не надо кого-то предупредить, и…
- Нет. Королеве я попадаться не хочу. Он тоже. Предупреждать… никого. Так просто. Пойдем.
- Может, тебе переодеться? – хмыкнул Кот. – Ты слишком заметен в этих тряпках. Алиса и то не так далеко видна.
- Заодно придется тебя остричь, – огрызнулся Шут, видимо, очень дороживший своим пестрым костюмом. – И обуть!
Кот покосился на свои босые ноги, горестно вздохнул, и запротестовал:
- Мне неудобно в обуви! И превращаться лучше, когда как можно меньше на тебе тряпок!
- Тогда отвяжись! – Шут поправил голубое перо, щекочущее щеку. – Алиса, ведь правда, это красиво?
- Да. Это пестро, но красиво, – признала Алиса.
- Съел?! – восторжествовал Шут.

- Алиса! Шут! Идите сюда!
Он лежал на животе, свесившись над озером, и болтал рукой в воде.
- А разве кошки не боятся воды? – улыбнулась Алиса.
- Ой, это такая зараза! – махнул рукой Шут. – Знаешь, что он однажды отчебучил? Заплыл в камыши, выбрался там на берег и уснул. А я пока его искал, чуть не поседел весь, думал, эта скотина утонула совсем. А плавает он как рыба, а не как кошка.
- А я не умею плавать, – грустно сообщила Алиса.
В следующее мгновение она с воплем пролетела над водой и плюхнулась прямо в середину озера.
- Урод, сволочь, скотина, ты что творишь???!!!
- А ведь заметь, ты плывешь, – ехидно заметил Шут, усаживающийся на песок.
- Я плыву??? Я плыву… Я плыву!!!
Кот хохотал так, что сам свалился в воду, где они с Алисой немедленно передрались. Причем, ей почти удалось беднягу утопить.
Урчащий Кот валялся возле костра и сушил намокшую шерсть. С другой стороны валялась Алиса и сушила промокшую себя. Шут, как единственный здравомыслящий в этой банде, готовил ужин, состоящий из огромного куска мяса, насаженного на короткую шпагу, которую он носил на бедре, и двенадцати запеченных картофелин. Рядом на песке лежали его сапоги, старательно прикрытые шляпой.
- Мр-р-р… Алиса, ты вроде говорила, что у тебя карты с собой?
- Угу. Хочешь сыграть?
- Все хотят, – заметил Шут, лизнул обожженный палец и снял мясо с огня. – Сначала есть, а потом играть. И спать.
Готовил он вкусно, а игра и вовсе превратилась в нечто невообразимое, потому что Кот усиленно колдовал, а Алиса и Шут передергивали, мухлевали и обменивались картами. Кот то и дело вопил, что так нечестно, и двое против одного – это уже не игра, а издевательство над бедным и несчастным ним, что не мешало ему раз за разом выигрывать. Шут и Алиса по очереди делили второе место.
- Зараза, – фыркнул Шут, когда Кот выиграл в восемнадцатый раз, и, словно отвечая на его слова, на макушку волшебнику с дерева свалилось пустое гнездо. Кот возмущенно заорал настоящим кошачьим воплем.

- Алиса!!! Ты что, до обеда собираешься дрыхнуть?
- А сколько времени?
- Полшестого утра! – бодро сообщил Шут.
- Чего? – Алиса упала лицом в песок и попыталась свернуться поудобнее.
- Вставай, вставай, вставай, вставай! Ты попала в другой мир и собираешься проспать все на свете? Алиса, пошли!
- А завтрак?
- О! Это уже лучше! Могу предложить кусок хлеба и стакан молока. С утра особо не колдую, иначе начинаю петь неприличные частушки и рассказывать неприличные анекдоты.
- Давай сюда. И расскажи какой-нибудь неприличный анекдот.
Шут хихикнул.
- Лучше пусть споет неприличную частушку.
- Иди в баню. Сам спой.
Шут задумчиво засвистел, глядя на небо, причем свист явно складывался в какую-то мелодию. Кот покраснел.
- Ах ты… зараза! – сгоряча употребил он слово, принадлежащее самому Шуту.
- А в чем дело? – с любопытством спросила Алиса, дожевывая свой хлеб.
- Ну, ты понимаешь, Алиса…
- Не смей!!!
- …это довольно известная в нашей стране баллада о похождениях…
- Шут!
- …некоего белобрысого оборотня…
- Я тебя урою сейчас!
- …причем, большая часть повествования происходит в постели известных дам света, в том числе королевы, – ехидно закончил Шут, увернувшись от разгневанного Кота.
Алиса хохотала.
- А со словами можно?
- М… тебе сколько лет?
- Шестнадцать.
- Не-а. Нельзя. Детям до восемнадцати… так, кажется, в вашем мире?
- Зараза!
- Эй, это мое слово!
- Было.
- Экспроприаторша.
- А у тебя нос длинный! – нелогично отрезала Алиса. Шут нервно потрогал кончик носа.
- Сама ты… зараза! Кот, у меня что, правда, нос длинный?
- Не боись, королеве нравится.
- Сволочь! Королеве ты нравишься. А спать с ней не мои обязанности!
- Мр-р-р… а с каких пор это стало обязанностями?
- Зараза! Пошли, Алиса! Что ты копаешься?
- Уй-юй-юй-у-у-у… Алиса, он меня бьет! – Кот ловко спрятался за девушку.
- Да тебя прибить давно надо, а не просто бить!
- Алиса! Ну скажи ему!
Алиса осторожно взяла Шута под руку.
- Правда, не трогай его. Пойдем. А ты иди смирно… зараза!
Кот, довольно хихикнув, пристроился рядом.
- У тебя расческа есть?
- Так у тебя же она в сумке лежит.
- Точно. – Алиса принялась размашисто расчесывать волосы на ходу. Остановилась и причесала смеющегося и выворачивающегося Кота. Шут молча отнял у нее расческу и принялся распутывать свои темные волосы, временно нахлобучив шляпу ей на голову. Алиса моментально по-пиратски сдвинула ее набок, так что перо воинственно покачивалось в воздухе, Кот, воспользовавшись тем, что Шут был слишком занят своей внешностью, чтобы следить еще и за своим имуществом, привязал на нее ярко-красный пышный бант, отчего шляпа приобрела вид комедиантского колпака. Шут, не заметив, шляпу надел – и, как ни странно, комический эффект тут же исчез. Он обладал удивительной способностью делать элегантно-строгим все, чего касался, даже шутовской костюм. И вообще, он гораздо больше походил на прекрасного принца из сказки, чем на придворного шута.
- У тебя действительно нет имени? – задумчиво спросила Алиса, глядя на голубое перо, оттеняющее изумительно синие глаза.
- Может, и было когда-то. Не помню. А что?
- Ничего. Просто интересно.
- Понятно. Кот, ты куда так спешишь? Хочешь пройти всю дорогу за один день?
- Нет, хочу дойти до луга.
- До луга?
- До нашего луга, Шут!
- С кроликами?
- Ну да!
Кроликов здесь действительно было на редкость много. И все ручные. И, пока Алиса играла с кроликами, Кот тихонько подобрался к другу, и шепотом спросил:
- А действительно, ведь, кажется, та, первая Алиса, придумала тебе имя?
- Она – да. Но уже потом, после того, как придумала меня самого. Остальные предпочитали просто Шута. Я уже своего имени не помню. Шутам не полагается имен. Это любовники могут их иметь.
- Да ладно тебе. Я же не виноват.
- Я и не виню. Не помню точно, но, кажется, с той Алисой у меня даже были родные.
- Может, эта Алиса тоже придумает что-нибудь в этом духе.
- Кто знает. – Шут мечтательно улыбнулся. – Это было бы славно. Но ей нужно хотя бы дойти до конца.
- Она любит кроликов. Давай познакомим ее с нашим Белым Кроликом?
- Встретим его на балу у Герцогини. Если искать сейчас, то он все время будет причитать, что опаздывает. Ты же знаешь его предбальную спешку.
- А когда бал?
- Послезавтра.
- Мы ведь успеем?
- Ну конечно. А потом зайдем к Шляпнику и Зайцу… интересно, Алиса любит чай с малиновым вареньем?
- Не знаю. А у них что, только малиновое?
- Сливовое съела предыдущая Алиса…
- Послушай, а ведь королева наверняка будет на балу.
- Гости неприкосновенны. А потом мы сбежим. Жаль, что нет Белого Рыцаря.
- Кэрролла?
- Угу. Он ведь приходил к нам с одной из предыдущих Алис…
- Да нет. С самой первой.
- Угу. Слушай, а она похожа на первую Алису?
- Внешне?
- Угу.
- Нет. Та была пониже. И с темными волосами. Но кроликов любила.
Кот тихо рассмеялся. И Шут, фыркнув, засмеялся тоже.
- Алиса, Алиса! Послушай, хватит гладить кроликов, погладь меня! – Кот превратился в кота и взобрался к ней на колени. Ему нравилось, когда его чесали за ухом.
- А ты умеешь в кого-нибудь превращаться? – спросила Алиса, снизу вверх глядя на Шута. Он отрицательно покачал головой. – И исчезать не умеешь? И колдовать? И совсем ничегошеньки не умеешь?
- Не умею, Алиса. Я просто Шут.
- А что должен уметь Шут?
- Смешить королеву. Получать смертные приговоры. Издеваться над гостями. И танцевать.
- Танцевать?
- Да, Алиса. Я хорошо танцую, – он слабо улыбнулся. «И убиваю тоже хорошо. Но тебе это не нужно знать, Алиса». – Знаешь, Алиса, нам пора идти. Хочешь на бал к Герцогине?
- Да! – и она вскочила, держа Кота на руках.

- Алиса! Ты же не хочешь пойти на бал в этом, правда? Давай купим тебе платье, красивое платье!
- А разве нельзя наколдовать?
- Можно. Но я же не знаю, какие платья тебе нравятся. Лучше выбери сама.
Поток серебристой ткани, невыразимо мягкой – крупные складки. Простенькое – за исключением этой ткани…
- И что-нибудь в волосы, Алиса. У тебя славные волосы. Вот этот цветок, что скажешь?
- Спасибо, Кот.
- Чего-то не хватает, – нахмурился Кот, глядя на девушку. Шут перегнулся вперед и молча положил на столик тонкую цепочку с крупным серебристо-синим камнем. – Ты прав! Именно кулон! Вот так. Идеально! Пошли, что ли?
- А разве ты не будешь одеваться?
- Зачем? Я Кот, Керрен, меня и так все знают… а Шуту и переодеваться не надо. Он же Шут.
- И все-таки, очень жаль, что у него нет имени.

- Кот! А ну, иди сюда! Тут такое дело!..
Алиса растерянно проводила его взглядом и оглянулась к Шуту.
- Потанцуем, Алиса?
- Я не умею…
- Я умею. Пойдем. Это легко. Положи руку мне на плечо. – Шут осторожно взял другую ее ладонь. – Вот так. И раз-два-три…
Он что-то еле слышно напевал под нос в такт музыке, и танцевать с ним и впрямь оказалось очень легко… и Алиса почему-то была уверена, что отхватила себе лучшего кавалера на весь бал… ну, кроме разве что Кота. И голубое перо покачивалось в такт танцу…
- Ну как, не скучали тут без меня?
Шут мгновенно остановился, передал ему Алису с рук на руки и перебрался к окну, вспрыгнув на подоконник. Так и просидел весь вечер, что Алиса танцевала с Котом, глядя на серебристое платье и светлые волосы… Шут обречен быть вечно влюбленным в королеву… или в ту, кто станет королевой. Он отвернулся к темно-синему ночному окну – как раз вовремя, чтобы увидеть летящий по мосту через ров королевский эскорт – и сверкающую огнями карету.
- Кот! Алиса! Бежим!
- А? Что? – рассеянно оглянулась девушка, в глазах которой все еще отражалась улыбка Кота.
- Бежим, королева!
Кот, схватив ее за руку, бросился к выходу – и опоздал – королева уже поднималась по лестнице. Шут оттолкнул их к портьерам, хватая свою шляпу – и преклонил колено перед своей королевой.
- Ваше величество…

- Бежим, дура!
- А как же он?
- А что он, что он? Что ему сделают? Он же Шут, понимаешь, Шут!
- Нет, ну мы же не можем его бросить!
- Да он нас догонит уже завтра!
- Где он нас искать будет, зараза ты белобрысая?
- М… логично. Ну хорошо. Давай его похитим прямо сегодня.
- Чего сделаем?
- Ха! Увидишь! Залезай!
- На дерево? В платье? Ты что, того?
- Лезь, говорю!
- Зачем?
- Лезь, убью нафиг!
- Ах ты зараза…
- О, едут, едут, ты глянь… так, щас глянем… ага, не верхом, значит, королева его упаковала в карету. Вот умница, а! Карета-то последней едет!
- И что нам это дает?
- Сейчас покажу. Прыгай!
- А-а-а-а… идиот! А! О! У-у-у… и ты хочешь сказать, они там в карете не поняли, что мы свалились им на голову?
- Да нифига! А магия на что? Я старался, чтобы ничего не поняли!
- А зачем нам понадобилось лезть на эту долбаную карету?
- Ты ж за него беспокоилась? Увидишь! Вот королева скоро уснет, она всегда в карете спит… ну и ты пока поспи, если хочешь.
- Не хочу.
- А что хочешь?
- Ничего не хочу. Просто интересно, чем все это кончится.
Кот извлек из воздуха гитару, тронул тихонько звякнувшие струны, и Алиса, не жалея дорогого платья, растянулась на крыше кареты, глядя, как он что-то наигрывает, свесив ноги вниз и насвистывая что-то себе под нос. Вдали слабо порозовело небо, наливаясь апельсиновым соком и молоком, и тихо отдернулись шторки кареты. Высунулась тонкая рука, нащупывая верх кареты, за ней вторая, и Шут, неловко оттолкнувшись от сиденья, потянулся из окна кареты. Кот отложил гитару, схватил его за руку, потянув вверх, и он, немыслимо изогнувшись, с трудом выполз из окна кареты, перегнулся через край, взбираясь наверх, оттолкнулся ногой от края окна и уселся на крыше кареты, поправляя шляпу, которая чудом удержалась у него на голове.
- Ну вот и все, а ты боялась, – деловито сообщил Кот, отряхнул ладони и сообщил:
- Дальше поедем с каретой, тут уже немного осталось.
- Нас и дальше никто не заметит? – улыбнулась Алиса.
- Угу…
Шут молча растянулся на крыше рядом с Алисой, сдвинув шляпу на лицо.
- Кот, разбудишь!
- Ага…
Алисе как раз снилась карточная колода, в которой вальты и дамы водили хоровод вокруг червового короля, когда ее затрясли за плечо:
- Алиса! Алиса, вставай! Нам пора!
- То есть как пора? Она же едет!
- Ну и что? Прыгай! – Кот, показывая пример, прыгнул вниз, совершенно по-кошачьи приземлившись на ноги.
- Прыгай!
- Помочь? – ехидно спросил Шут, во весь рост стоящий на летящей карете.
- А-а-а-а!!! Да вы что-о-о-о….
- Поймал, – ухмыльнулся Кот. Шут легко приземлился рядом, только перо на шляпе подлетело в воздух.
- Ну Кот, зараза… а ну поставь меня на место!
- Мрр-р… да пожалуйста, не больно-то и хотелось.
- Зараза! – хором отозвались Шут и Алиса.
- Пошли… заразы! Алиса, ты малиновое варенье любишь?
- Люблю, – серьезно отозвалась девушка.
- Блин! Затрепались! – Кот ткнул рукой в растущую от кареты волну пыли.
Шут улыбнулся.
- Королева проснулась.
- Ага, и не обнаружила своей собственности.
- Давайте бегите к Шляпнику и Зайцу, туда не свернут.
- А ты? – спросила Алиса.
- Не боись. У него свои фишки. Тут его точно никто не отловит. Побежали?
- Бежим!
Шут дождался, пока и Алиса и Кот скроются за деревьями, задумчиво поправил перо на шляпе, и неторопливо пошел вперед. Первый из всадников остановиться просто не успел, когда прямо в прорезь шлема метнулась тонкая бледно-голубая полоса – и тут же вернулась обратно, обвилась вокруг запястья Шута мягкой голубой шелковой лентой, на которой не осталось ни пятна крови – вот только всадник почему-то падал с лошади, и здесь крови было более чем достаточно… в следующее мгновение, он, тонкий и легкий, ярким пятном взвился в воздух, невесомо коснувшись ногами опустевшего седла, покачнулся в нем, развертывая свою ленту, напружинившуюся, на глазах превращаясь в смертельно опасное острие – хотя как можно сделать такое с шелком? В другую руку плавно скользнул эфес шпаги.
- Ну зачем же вы их отправили, Ваше величество? – мурлыкнул он. Действительно – зачем? Он не понимал. Королева ведь прекрасно знала, что шут – не столько и шут, сколько телохранитель, убийца, королевская тень, призванная защитить от чего угодно – и отнюдь не звяканьем шутовских бубенцов на колпаке, хотя кто может считать придворного шута опасным?.. так зачем же? Думала, что не станет убивать? Да он и не стал бы. Он не любил убивать. Просто прекрасно понимал, что новой королеве нужно будет время. А постоянной беготней его не получить. Значит, придется, убивать.
Шут легко опустился в придорожную пыль, отер шпагу, спрятал в рукаве свою ленту и шагнул в кусты. Интересно, кто первым доберется до Шляпника и Зайца? Все-таки, Алиса не привыкла носиться по лесам… он, заправив за ухо длинную темную прядь, бросился вперед, скользя меж деревьями. Было бы забавно оказаться там раньше…
Зеленые глаза. И темные волосы. Длиннющие ресницы. Темное длинное платье.
«Вы – придворный Шут? И вас не казнят, если вы пойдете со мной?»
И вальс вокруг костра, так что волосы стелются по ветру, и путаются с волосами Кота.
«Он такой славный… очень мне нравится. Вы давно с ним знакомы, Шут?»
Шелест крыльев. Бармаглот.
«Значит… значит, здесь тоже убивают? Это же сказка! Это сказка!»
«Беги! Да беги же! Алиса, беги! Корона! Тебе нужна корона!»
«Шут»
«Ваш Шут, моя королева»
«Мой Шут…»
«Иди. Я их остановлю. Она тебя ждет, а не меня. Иди»
Темные волосы. Зеленые глаза. И корона в волосах – и слепит…
«Что – любой королеве нужен Шут? А разве вы не можете не быть Шутом?»
«Не могу, Алиса. Да я и не столько Шут… я, скорее, телохранитель…я оберегаю королев»
«Меня вы тоже будете беречь, дорогой мой Шут?»
«Да, Алиса»
«Где ты был, Шут? Я скучала»
- Ваш Шут, моя королева…
И голубое перо скользнуло по щеке ласковым движением, прикосновением руки. Вы ведь были такой, моя королева. За что же вы теперь отправляете своих рыцарей умирать? За вашу прихоть? За меня? За то, чтобы остаться королевой? Алисой я любил вас больше.

- Шут!
Алиса с восторженным визгом кинулась ему на шею, и он слегка опешил. Та, предыдущая, такой не была. Кот довольно ухмылялся.
- Догнал все-таки, скотина наглая?
- Сам зараза, – невозмутимо ответил он, оборвал с его волос кожаный шнурок, и Кот с воплем принялся отбиваться от собственных волос. Алиса рассмеялась. И потерла его щеку:
- У тебя тут какая-то грязь.
«Кровь» - чуть машинально не ответил он, но вовремя спохватился.
И качнулось голубое перо.
- Не знаю, как вы, а я устал! Всю ночь, между прочим, не спал!
Кот уселся в траву.
- Вообще-то, вам полагалось бы сегодня добраться до Шляпника и Зайца.
- Ты же нас догнал, значит, все в норме.
- Зараза. Ладно уж, спи. А ты, Алиса…
- А я сегодня уже спала. Я не хочу. Сыграем в карты?
- Угу…

- Она спит.
- Конечно, спит. Она же еще ребенок.
- Ты убивал, да? От тебя пахнет кровью.
- Угу.
- Интересно, почему той, первой Алисе захотелось, чтобы ты умел убивать?
- Ей не хотелось, чтобы я убивал. Ей хотелось быть в безопасности.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю, – он оперся подбородком о колени, обнимая их обеими руками.
«Здравствуйте, многоуважаемый Шут. Я вас именно так себе и представляла. Только вам к шляпе нужно перо. Большое и голубое. Вот это. Хотите?»
«Хочу. А где ты его взяла?»
«Его потеряла какая-то большая птица, пока я шла сюда. Вам здесь не страшно?»
«А тебе здесь страшно, Алиса?»
«Да. Здесь темно… и здесь же лес, дорогой Шут. Но вы ведь защитите меня, если что-то случится?»
И волчий вой – вой оборотней их леса. Они никогда не трогали живущих здесь, но охотно бросались на пришедших из другого мира. И – сам не зная как – взвиться в прыжке, полыхнув ало-оранжево-золотым плащом, и голубая лента выстреливает из рукава…
«Не бойся, Алиса. Пожалуйста, не бойся»
«Я и не боюсь, дорогой Шут. Вы убили их?»
«Да. Я их, кажется, убил»
«Да, и мистер Доджсон тоже обещал, что прибьет их, если они меня тронут…»
«Конечно, Алиса. Пойдем, я выведу тебя на дорогу»
«Мрр-р… и далеко ли без меня?»
«Здравствуйте, многоуважаемый Кот. Вы, верно, Чеширский кот?»
«Привет, Керрен»
«Да, я Чеширский кот. А ты, наверное, Алиса, да?»
«Да, дорогой Кот…»
Как же она улыбалась – та, первая Алиса…
- Она за тебя испугалась, – помолчав, сообщил Кот. – И она не влюблена в меня, не то что предыдущие…
- Эй, Кот!
- Мрр-р?
- А ты-то любил хоть одну из них?
- Я и сейчас люблю.
- Которую?
- Нынешнюю, – грустно усмехнулся он. – Ту, какой она была.
- И больше ни одну?
- И больше ни одну.
Алиса вздохнула во сне, уютнее подкладывая руку под голову и окончательно запутавшись в подоле грязного изорванного платья, напоминающего о блистательном и коротком бале. Шут нежно рассеянно улыбнулся и погладил голубое перо.
- Кстати, где ты его взял? У тебя ж его с самого начала не было? – покосился Кот.
- Кого не было?
- Мухобойки твоей.
- Зараза. Где взял, там уже нету.
«И косточки истлели» - ехидно прокомментировало что-то холодное и липкое в груди. А ведь и правда – та Алиса давным-давно умерла…
- Сам ты зараза. – Кот, вздохнув, превратился в кота и свернулся клубком у него на коленях. – Спокойного дня.
- И тебе. Спи.
Алиса проснулась через пару часов, как раз, когда солнце поднялось в зенит. Обиженно потерла кулаками глаза, выдернула из волос увядший цветок, и пожаловалась:
- Есть хочется.
- Извини, пожалуйста, но я совершенно ничем не могу помочь, – тихо отозвался Шут. – Еды у меня нет, а Кот спит. Разве что ты хочешь его разбудить.
- Да нет, не хочу. Ты, наверное, тоже голодный?
- Немного, – осторожно согласился он.
- Да ладно, немного – почти два дня не жрал, так же, как и я. А эта зараза спит, так бы пинка и дала. – Алиса покопалась в чудом уцелевшей сумке, неизвестно что надеясь там найти, и вдруг с торжествующим писком извлекла оттуда шоколадку. Щедро разломила на три части, сунула одну в руки Шуту и продолжила раскопки. Из сумки были извлечены зеркальце, нитка с иголкой, пол-яблока (которые Алиса тоже сунула в руки Шуту), блокнот, колода карт, MP3-плеер, резинка, расческа, мобильник, ключи (на редкость увесистые из-за чудовищного количества брелков), три плаката, пачка скрученных в трубку альбомных листов, футляр из-под очков, используемый как пенал, зажигалка и пачка дамских сигарет. Шут хихикнул, склоняясь над сумкой так, что голубое перо скользнуло по алисиной щеке.
- И где это все умещалось?
- Ты не поверишь, где оно только не умещалось!
Носовой платок, блеск для губ, пустой ярко-желтый пакет и фиолетовая шелковая косынка.
- Все? – Алиса подняла сумку над головой и как следует потрясла. Ей на голову просыпался дождь монеток, так что она взвизгнула и уронила сумку, принявшись запихивать все обратно. – Все! Больше ничего нету!
- Жаль, – улыбнулся Шут. – Было интересно.
- Да? В следующий раз напихаю всего побольше.
- Следующего раза не будет, Алиса. Отсюда либо уходят сразу, либо остаются насовсем.
- На-сов-сем? – послушай, я не хочу насовсем! У меня там…
- Алиса, не кричи. Пожалуйста. Я же не виноват.
- Это точно. Ты не виноват. А кто виноват?
- Не знаю, – он беспомощно улыбнулся, поднимая открытые ладони. – Таковы правила.
И поразился ее улыбке.
- Правила существуют для того, чтобы их нарушать. Разве ты не знал?
- Нет, не знал.
Алиса с треском сдвинула молнию сумки.
- Начнем с малого – так все-таки, как же тебя зовут?
- Я ведь говорил…
- Ты говорил, что шутам не положено имени. Это тоже правило. И оно мне не нравится. Как тебя зовут?
Он сдвинул темные брови.
- Алиса, ты не поняла… у меня нет имени. Когда нас с Котом придумали, то мне имени не дали. Я был просто – Шут.
- Вас придумали? Впрочем, неважно, потом объяснишь. А как ты сам себя называл?
- Я не помню… не помню, как меня звали… кажется… Дик? Или Дэйв? Нет, Грег! Я вспомнил, меня звали Грег.
- Красивое имя. Гораздо лучше Шута.
- Все остальные предпочитали Шута.
- Грег… - задумчиво повторила она. – Так что ты говорил про «придумали»?
- Неважно… ненужно… правда, Алиса!
- Хорошо, не говори, если не хочешь… Грег. А Кот знает, как тебя зовут?
- Насколько я знаю, нет.
- Понятно.
Алиса принялась обрывать крупные одуванчики на длиннющих ножках.
- Зачем?
- Сплету венок.
«Хотите, сплету венок и вам, дорогой Шут? Вам нравятся венки?»
- Тебе нравятся венки, Грег?
- Да, – сказал он, отвечая сразу обеим Алисам – этой, светловолосой и воинственно вздернувшей нос, и той, кэрролловской, самой первой…
Она плела венок, закусив губу и старательно располагая цветы, перевязала его ниткой, которую тут же перекусила, и водрузила на тулью шляпы Шута. Он только фыркнул. Алый бант, голубое перо и желтые одуванчики – вот уж поистине шутовской костюм. Второй венок Алиса надела себе на голову, залихватски сдвинув на одно ухо.
- Ешь яблоко, – сонно напомнила она, оглядываясь вокруг в поисках очередного развлечения.
- А ты?
- Ешь-ешь. Мужчинам нужно много есть, голодные вы злые.
- Разве я злой? – удивился он.
- Пока нет, но ты еще не проголодался как следует. Какая красивая у тебя лента.
- Ты любишь голубой цвет?
- Мой любимый.
- Понятно, – он опустил глаза, и Алиса испуганно коротко взвизгнула, когда лента свистнула мимо ее уха, распрямляясь, как лента рулетки, и мгновенно затвердев, срубила самый крупный цветок, ухитрилась подхватить его за стебель, и вернулась в его руку. – Пожалуйста, Алиса, – улыбнулся он, протягивая ей цветок.
- М… спасибо. Ну ты даешь! А еще?
Лента дернулась еще раз.
- Как ты это делаешь? Это же шелк, да? Она же мягкая, тряпичная!
- Просто делаю. Понятия не имею, как.
- Ой, а что это вы тут делаете? – совершенно по-хамски спросил проснувшийся Кот, спрыгнул с колен Шута и превратился в человека.
- Тут такая…. Такое!!! О, кстати – наколдуй съедобное чего-нибудь, а?
- Чего съедобное? – деловито уточнил Кот.
- Ну я не знаю, чего-нибудь! – отмахнулась Алиса, едва не уткнувшаяся носом в запястье Шута, исследуя ленту. Попыталась даже смотать ее с руки, но он поспешно отдернул запястье:
- Не надо, все равно не выйдет!
- В каком смысле?
- А ему ее больно снимать, – пояснил Кот. – Он даже спит с ней.
- Больно? А почему?
- Потому что тогда он лишается возможности выполнять свои прямые функции, то есть, защиту королевы. Эй, Алиса, бутерброды с колбасой будешь?
- Буду.
Алиса рассеянно сунула бутерброд в рот.
- Пошли, что ли? – затанцевал Кот со всей своей неуемной энергией.
- Пошли, пошли, – проворчал Шут, поднимаясь на ноги.
- Мр-р-р… а что это у тебя на голове? Ой, не могу! Алиса, ну ты даешь! Ты на него венок нацепила? Да-а-а…. и он тебе это позволил? Наш Шут тебе такое позволил? Да ты что, сначала его по башке треснула?
- Не Шут, а Грег. – поправила Алиса, повесив на плечо сумку. – Его так зовут. Правда ведь, Грег?
- Да, Алиса.
- И он особо и не протестовал.
- Припомню, такое последний раз было давным-давно-о-о-о… и кстати, Шут…
- Грег! – поправила Алиса.
- Послушай, почему мне нельзя называть его так, как я привык?
- Потому что у него имя есть!
- Но Алиса…
- Не «но». И не «Алиса».
- Слушай, ну ты зараза… - восхищенно пробормотал Кот. – Ты ж даже мне своего имени никогда не говорил!
Он просто улыбнулся, отводя от лица голубое перо.
- Первая горизонталь, – хмыкнул, глядя на темно-синюю полосу в пыли у ног Кота, первым выбравшегося на тропу.
- Горизонталь? – переспросила Алиса, и Кот оглянулся, с шальным весельем в глазах:
- Расскажи ей, Шут, Грег, как там тебя еще! Расскажи ей! Ты ведь все рассказал ей, как той, первой, расскажи и этой!
- Что рассказать?
- Сам расскажи! – огрызнулся Шут, ступив на черту.
- Да чего рассказать, придурки вы стоеросовые? – взвизгнула Алиса. – Развели тут тайны мадридского двора!
- Тут нет мадридского двора, – грустно улыбнулся Кот. – Есть двор королевы червей, и королевы пик, и короля трефей, и бубнового короля, а еще черной королевы и белого короля… это же Страна Чудес, Алиса. Та самая. Я правильно говорю?
- Да говори ты что хочешь. Я устал от Алис, которые любят кошек.
- Ну и что, что я люблю кошек? – растерянно переспросила Алиса. – А кого же любить, собак? А я кошек вот…
- Было бы неплохо, если бы ты любила лис, – фыркнул Шут.
- И лис я тоже люблю, – осторожно сообщила девчонка. – Эй, ну ты чего? Ты же никогда не злишься…
- Злюсь! На всех! На всю эту проклятую сказку! На Чарльза Доджсона! И на кошек в особенности!
- Да успокойся, черт… Алиса, дай закурить! У тебя сигареты есть, я видел! Не психуй, зараза, ты ж никогда не психовал… даже если они умирали.
- Знаешь… я устал видеть, как они умирают. Как они восходят на престол. И как они потом смотрят сверху вниз, знаешь… на тебя они так никогда не смотрели, никогда… они все любили кошек.
- Та, первая…
- Она любила кошек, Керрен!
- А я, может, лис больше люблю! – задиристо пискнула их Алиса. – Ну объясните мне!
- Пусть тебе объяснит Шляпник. Или Мартовский заяц. Или Белый кролик.
- Мне объяснишь ты. И немедленно. Иначе я больше ни шага не сделаю.
- О, из нее будет королева, – насмешливо пропел Шут. – Смотри, уже командует! – и ахнул, отшатнулся, рассеянно потерев щеку. Алиса опустила руку.
- Я тебя, вроде, не оскорбляла. И ты меня не оскорбляй.
- Иначе ударишь еще раз? – он пожал плечами. – Ну ты тогда уж и Кота по ушам погладь, чтобы быть совсем в каноне…
- Алиса, Алиса… - заторопился Кот, прежде чем девчонка не отвесила кому-нибудь еще одну пощечину. – Я объясню. Сейчас все объясню, а? Ты только послушай… ну послушай, Алиса… понимаешь, та, самая первая Алиса – ну, для которой Кэрролл написал сказку – она повзрослела… вот как ты. И она… я не знаю… наверное, она была очень-очень одинока. Только она пожелала себе прекрасного принца.
- Она любила кошек? – тихо спросила Алиса.
- Да, меня.… Ну и кого-то… кто… я не знаю… будет просто любить, что ли? Ничего не требуя. Защищая. Всегда рядом. Ну и еще много кого придумала, ты пойми, Алиса, это правила игры… приходит новая Алиса, и, если она дойдет до короны во дворце – станет королевой, и Страна Чудес изменится так, как она ее видит… Алис много было… а каждая королева – неважно ведь, которую из всех подменить, главное, что приходит живой человек из живого мира, стремится сохранить власть… и жизнь… ну и вообще, тут много всяких опасностей на самом деле, ага… понимаешь, и это вроде как наша обязанность – сделать так, чтобы Алиса дошла невредимой. С того мгновения, как приходит новая Алиса, Шут уходит от трона королевы, и я прекращаю блуждать по городам… мы ведем, понимаешь? А потом снова становимся прекрасным принцем – и шутом. Очень много Алис погибло. И несколько – дошло. Ты понимаешь, Алиса?
- Да, Кот. Я все понимаю. Теперь понимаю. Пошли, что ли?
- Конечно, Алиса. Пойдем.
- А мне полагается в тебя влюбиться, да, Кот?
- Да, Алиса. А ты влюбилась?
- Пока что нет, – хмыкнула девчонка, и вдруг шагнула вперед, к Шуту, так что ему следовало бы отшатнуться, но он не шелохнулся. Он давно уже привык не реагировать на резкие движения… то есть, убивать в ответ на них – или принимать их как должное. Испуганно недоуменно захлопал ресницами, когда он легонько коснулась ладонью его щеки:
- Я больно ударила? Прости, пожалуйста. Я не хотела. Простишь меня?
Хотелось склониться, уткнуться в ее ладонь носом и долго, долго, долго, до одурения вдыхать запах кожи. Потереться щекой, только не как кошка – а как лис. И не мурлыкать, а урчать от удовольствия.
А нельзя.
- Перестаньте, королева, – хрипло коротко бросил он, отодвигая голову. – Негоже извиняться перед слугами. И не привыкайте. Иначе потом захочется, чтобы потеплей – а Кота рядом не окажется.
- Он прав. Из тебя была бы хорошая королева. Пойдем, Алиса?
- А пошли. Теперь уже все равно. Кот, только можно нормальную одежду? Очень непрактично.
«Прости. Прости меня, Алиса. Не бойся, я буду тебе верным стражем, может, даже вернее, чем прочим – я не забуду этой ласки, моя Алиса. Я ничего не забуду. А ты – очень скоро забудешь… вы забудете, моя королева»
- А вот, кстати, и дом Шляпника и Зайца. У них как раз пятичасовой чай.
И впрямь, впереди действительно стоял чей-то дом – и Алиса была уверена, что еще полторы минуты назад его тут не было. Почему именно полторы минуты – она не знала. А перед домом стоял стол – длиннющий, с огромным пустым резным креслом во главе и чудовищным количеством посуды. Причем, грязной. Судя по всему, Шляпник и Заяц завершили круг, потому что сразу после того, как чашки сдвоенным стуком опустились на блюдце, Шляпник (Алиса опознала его по огромному цилиндру) спрыгнул со стула, на котором сидел с ногами, ловко подхватил один край скатерти, другой, сгребая все в один грохочущий мешок, и швырнул в траву, до которой мешок, впрочем, не долетел. Разлетелся в миллиард сверкающих искр, а на столе возникла новая скатерть, уставленная чистыми чашечками. И оглянулся.
Вряд ли он был старше Кота – во всяком случае, внешне. Огненно-рыжий, растрепанный, с пятном варенья на щеке.
- Здравствуй, Алиса, – без удивления сказал и радостно сообщил:
- А мы заранее знали, что ты придешь, у нас начала кончаться посуда, а это бывает только когда Алиса приходит.
- Шляпник, зараза, а если бы мы ей еще ничего не рассказали? – проворчал Шут.
- Но вы же рассказали. Иди к столу, Алиса, а тебя я сейчас своими руками прибью!
- За что? – попятился Кот.
- За что?! – возмущенно возопил Шляпник. – Твоя предыдущая Алиса – ну та, которую прибила королева лично – у нас половину серебряных ложечек сперла!
Алиса и Шут хором расхохотались. Кот смущенно почесал нос.
- И что мне делать?
- Новые ложки покупать, зараза! – фыркнул Шут, с ногами взбираясь на стул рядом с Алисой.
- А ложки у него регулярно воруют! – шепотом сообщил Мартовский заяц, которого очень явно выдавало одно-единственное плюшевое заячье ухо, закинутое на плечо.
- А зачем тебе ухо?
- Как зачем? Я же Заяц…
- А почему только одно?
- Раньше было два, но одно я потерял… ну и, кроме того, я же – Мартовский заяц, а не просто какой-то там заяц.
- А кто ложки ворует?
- Ой, да кто их только не ворует… то Герцогиня зайдет на ужин, то Шалтай-Болтай прикатится, а иногда и Дина заходит… и всегда ложки пропадают… да, и вот из-за этого их тоже больше не становится!
- Из-за чего? – удивилась Алиса и оглянулась на Шута, который задумчиво заплетал ложки в замысловатый цветок, ничуть не смущаясь тем, что они вроде как серебряные, а не пластилиновые, и для этого вроде как требуются более значительные усилия, и вообще вроде как… тьфу ты!
Кот со Шляпником уже покатились по траве, передравшись. Правда, Алиса понятия не имела, чем это поможет пропавшим ложечкам, но, по крайней мере, оба получали удовольствие.

- А что, у них переночевать было нельзя?
- Не-а… каждую полночь там все обновляется. Уснешь Алисой, а проснешься, скажем, новой табуреткой. Так что спим на улице! Эй, Грег, а костер кто разводить будет?
- Ты волшебник, ты и разводи. А я спать буду. Голова болит.
Шут растянулся на земле, отложив шляпу в сторону. Алиса поколебалась мгновение, потом опустилась на колени в траву рядом – и погладила его по волосам. Легко и осторожно, как полуприрученного лиса, путаясь пальцами в темных жестких прядях, которые оказалось так славно, так хорошо разбирать кончиками пальцев. Он дернулся, пытаясь то ли вывернуться из-под руки, то ли прижаться еще больше, как-то очень странно глуховато всхлипнул и взмолился:
- Не надо! Кот, ну скажи ей, не надо!
- А мне кажется, надо, – хмыкнул Кот.
И он замер, уткнулся виском в ее колено, не смея, кажется, даже дышать, и только еле заметно вздрагивал каждый раз, когда рука приподнималась, чтобы снова опуститься на его волосы.
- Глупый… ну какая разница… - и еще что-то, как уговаривают детей и животных.
«Что ты делаешь? Что ты делаешь? Гладь Кота, что ты делаешь, господи? Зачем ты меня мучаешь, ну за что, за что? Неужели ты не понимаешь… и Алиса… раз уж ты здесь… раз уж тебе нравится… помучай меня еще»
Ладонь скользила по волосам, мягко перебирала пряди, соскальзывала на щеку, рассеянно мягко чесала за ухом – и снова гладила по волосам…
- Алис, иди есть, – тихо сказал Кот. – Ты будешь?
Он помотал головой, не поднимая лица от травы.
«Ты же вернешься? Ты вернешься, а? Вот поешь и вернешься, Алиса? А? Ну пожалуйста…»
Он прислушивался, как они с Котом, сдавленно хихикая и шутливо переругиваясь, делят ужин – смотреть боялся. И тихо вздохнул – вздохом абсолютного запредельного счастья, когда Алиса снова уселась рядом с ним, запустив пальцы в его волосы.
- Мр-р-р… спокойной ночи.
- Доброй ночи, Кот.
- Алиска, когда ляжешь, не пихайся, пожалуйста. Ты вечно пихаешься во сне.
- Угу…
И то мгновение, когда она, наконец, убрала ладонь, и просто свернулась клубком на траве, отозвалось почти физической болью.

- Денег нет.
- А наколдовать?
- Не умею я, Алиса, деньги наколдовывать. Что другое – могу, а деньги – не-а…
- А билеты?
- Тоже не выйдет. Там такие индикаторы магии стоят! У-у-у…
- Ты на крыше удержишься?
- Удержусь, конечно! Чего фигню спрашиваешь? А Алиса?
- А что – Алиса? Тебя я ловить не буду, а вот ей упасть не позволю. Так что лезьте.
- Одно «но», – хмыкнула Алиса, глядя на крышу вагона поезда, оставшуюся где-то очень высоко над головой. – Ты считаешь, что я туда в принципе залезу? А нифига! Не умею я, блин, лазить!
- Зараза ты, Алиска. Давай, иди сюда.
- Куда – сюда?
- Сюда – это сюда.
Кот легко подхватил ее на руки и с места одним невероятным прыжком взметнулся на крышу вагона, уронил, плюхнулся на колени, уперевшись ладонями в металл.
- Тьфу, бли-и-ин…
Шут, как раз в это мгновение перевалившийся через край, уселся рядом и с любопытством спросил:
- Ты чего?
- Я ж не ты! – огрызнулся Кот. – Е-мое, я, конечно, способный мальчик, но все ж не до такой степени… ты прикинь нагрузку?
- А я так и не умею, – спокойно сказал Шут. – Одномоментные рывки – не умею. Это ваша, кошачья, фишка.
- Что, я такая тяжелая? – жалобно уточнила Алиса.
- Да не особо… но ты ж прикинь, еще надо было прыгнуть. Пожрать есть что? Энергии жрут эти рывки…
- Ты у нас колдун… - развела руками Алиса.
- Нне… я сейчас не в игре. Пусть вон Шут пока колдует. Щас отдышусь – и… мать! Шут!
Поезд рванулся с места. Мгновенно. Без разгона – и так, что Алиса с визгом вцепилась в Кота, который, в свою очередь, рухнул в объятья Шута.
- Не паникуй, – фыркнул он. – Я держу.
- М-м-м… если бы ты еще убрал этот проклятый плащ…
И впрямь, ало-золото-оранжево-пестрый плащ метался по ветру и норовил запутать всех, до кого добирался, не исключая и собственного хозяина. Шут хихикнул и устроился поудобнее, одной рукой прижав к себе Кота, за которого цеплялась Алиса, а второй придерживая шляпу.
- Зараза, лучше б ты свои волосы убрал! Тьфу, гадость какая!
- Да почему гадость, вкусно… меда, вроде, привкус, – возразила Алиса, отплевываясь от длинных волос Кота.
- Хватит мои волосы жевать, сволочи!
- Тьфу! Они сами… ветер же, зараза! Сядь нормально!
- Да как я сяду, меня же снесет!
- Ты же сказал, что удержишься!
- Ну-у-у… я же знал, что ты все равно не дашь мне упасть.
- Слезем на землю – я тебя убью. Лично, – с чувством сказал Шут.
Алиса засмеялась.
- Интересно, а если бы он сам не удержался, Кот?
- Ну, свернули бы шею все втроем. А что?
- Я тебя укушу сейчас!
- А кусать-то зачем?
- А затем, что если попробую стукнуть, то упаду!
- Вот и воздержись от своих членовредительских наклонностей! Ау-ау-ау-ау-у-у-у…. отпусти ухо-о-о-о! Откусишь!
- Тьфу! Я тухлятину не ем!
- Шу-у-у-ут, ну скажи ей!
- Грег. – сухо поправил Шут. – Она была права, так гораздо лучше.
Алиса прыснула.
И поезд остановился.
- А-а-а-а!!! – завопила она.
- О-о-о-о-о!!! – поддержал ее Кот. Шут вопить не стал – просто полетел куда-то, так и не выпустив их из рук. Земля кувыркнулась, ударив по глазам – а может, это был ветер?
- А-а-а-а-а-а…. – уже по инерции закончила она, приземлившись задом на что-то мягкое.
- Боже… - прошептал Шут. – Встань оттуда, зараза!
- М? Что?
- Встань! Ты же у меня на груди сидишь, сволочь! Мне дышать нечем!
- Какие мелочи… - пробормотал Кот, но встал. – А где это мы, собственно?
- На облаке! – сообщила Алиса, свесившись вниз с пуховой перины, на которой они сидели. Лежали. Стояли. Кто как.
- Мнэ? Эт-то что-то новенькое. Раньше нас так не заносило. Это нас по инерции так швырнуло или чего?
- Ага. Между прочим, тут облаков вокруг вон сколько. И все твердые. Вроде.
- Моя шляпа! – вдруг застонал Шут, свешиваясь вниз. Шляпа валялась под облаком, зацепившись за кусты.
- Господи… да я тебе такую же подарю!
- Да зачем мне другая, мне моя нужна!
- И как ты планируешь отсюда спускаться?
- Да легко и просто! По радуге! – Шут ткнул рукой в сторону радуги, которая и впрямь охотно проявлялась из воздуха, складываясь в разноцветную лесенку.
Они успели спуститься до половины, когда Кот нервно дернул вдруг появившимся кошачьим ухом и заявил:
- Что-то катится. Или падает. По облакам.
Ухо пропало так же неожиданно, как и появилось. А на их облако откуда-то сверху свалилось огромное яйцо, подпрыгнуло и скатилось на радугу. И за ним ступеньки исчезали, превращая радугу в горку…
- Алиса! Отойди!

@темы: Вы дошли уже до пятого завитка, не так ли?

Комментарии
2011-10-17 в 00:28 

Llah
Что ни день, то добрая гадость -)
Что-то в этом есть. Непонятно только, что именно))

2011-10-17 в 03:29 

Sannur
Все будет хорошо.
Черт, аж самой интересно стало, что ж еименно там есть)

2011-10-17 в 03:29 

Sannur
Все будет хорошо.
Черт, аж самой интересно стало, что ж еименно там есть)

2013-06-20 в 07:35 

~:Тень:~
Тень – это чернила, которыми пишет солнце…
А дальше есть? В смысле, будет?

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Ведь это смешно: Пудинг говорит, а ты молчишь!

главная